Эндзиньш: "Грутупс просил закрыть дело Мотте"



Как и многие другие представители латвийской Фемиды, экс-председатель Конституционного суда Айвар Эндзиньш признает, что не был шокирован выходом скандальной книги "Судопроизводство как кухня". По его словам, публикация подтвердила то, о чем прежде говорилось лишь в кулуарах. Причем в достоверности описанных событий опытный юрист почти не сомневается.

Как рассказал Айвар Эндзиньш в интервью газете "Телеграф", за свою карьеру ему тоже довелось пообщаться с влиятельным адвокатом Андрисом Грутупсом, в результате чего с легкой руки "народников" чуть не был пущен под откос весь институт Конституционного суда.

— Если действительно в кулуарах все давно знали о существовании сговора между судьями и адвокатами, может ли появление этой книги что-то изменить?

— Полагаю, что да. Во-первых, надо очень серьезно подумать тем лицам, чьи имена фигурируют в этих расшифровках. Им нужно ответить самим себе на вопрос, имеют ли они моральное право выступать в суде в качестве судей. Конечно, это не касается абсолютно всех. Но оценить ситуацию и особенно самые подозрительные факты возможности существования коррупции нужно.

— Не получится ли, что наша судебная система в итоге такой переоценки останется без людей? Старых "оборотней" изгонят, но на их место вряд ли удастся так быстро найти честную и при этом опытную молодежь.

— С чисто теоретической точки зрения, привлечь к ответственности или освободить от должности судью довольно сложно. Прошло достаточно много времени, и по многим делам уже наступил срок давности. Но с морально-этической точки зрения, очень сомнительно, что некоторые из этих судей будут продолжать работу. Я не думаю, что возникнут проблемы с дефицитом кадров. На работу в суд сегодня приходит довольно много новых, очень квалифицированных людей, каждый из которых предварительно проходит строгую проверку. К тому же я не думаю, что замены будут проходить во всех судебных инстанциях. В книге описаны, в основном, события вокруг Рижского областного суда. Возможно, как раз именно сейчас и должен произойти приток новой крови.

— Может, следует изменить систему целиком, а не концентрироваться на замене кадров?

— С периода, описанного в книге, уже все-таки произошли очень большие изменения. Сейчас, например, когда идет распределение дел, уже не стоит вопрос, кому надо. Все определяет случайный выбор компьютерной системы. То же самое касается внесудебных контактов между судьей и адвокатом. Сейчас они происходят гораздо труднее. Надеюсь, что ситуация немного улучшается.

— По мнению отдельных экспертов, предпосылкой к созданию описанной в книге ситуации послужило то, что латвийское законодательство в области гражданского права оставляет слишком широкие возможности для интерпретации, что, в свою очередь, порождает коррупцию. Были даже озвучены предложения перейти на суд присяжных или создать некий контролирующий орган...

— Деятельность судей нельзя контролировать сверху. Суды должны быть независимыми. Если решения суда первой инстанции или апелляционной инстанции достаточно прозрачны и доступны и имеется возможность их проанализировать на уровне Верховного суда, думаю, проблем с интерпретацией быть не должно.

— Но все-таки вы признаете, что в условиях событий десятилетней давности адвокат, например Грутупс, имел возможность повлиять на судью. А судья мог противостоять давлению?

— Грутупс в какой-то степени создавал вокруг своей персоны искусственный миф. Никто не спорит, что он хороший, опытный специалист. Но то, что он всемогущ, поскольку был советником премьера, близок с лидерами правящей партии, чуть ли не какой-то серый кардинал, от которого зависит продвижение по любой карьерной лестнице в судебно-правовой системе, — все это, конечно, не отвечало действительности. У него просто был такой метод работы, но, очевидно, некоторые судьи поддавались этим мистическим чарам.

— На вас никогда не пытались повлиять?

— Я не был в общем суде. Но что касается Конституционного суда, то в книге мое имя тоже упоминается с комментарием, что я не умею себя вести, поскольку придал огласке те попытки давления, которые на меня оказывались. В отношении меня Грутупс, по сути, пытался использовать свои обычные приемы. Он пообещал: если я прекращу производство по делу Мотте, то он гарантирует, что меня переизберут председателем Конституционного суда, и так далее. Я же, наоборот, придал этому гласность. Собрал всех судей. И мы решили, что если в начале планировалось рассматривать дело в составе трех судей, то теперь нужно созвать полный состав.

— Такое непослушание обошлось для вас без последствий? Вы не почувствовали давления со стороны властей?

— Ну, как известно, была потом попытка вообще ликвидировать Конституционный суд. Но поскольку в обществе существовало очень высокое мнение о деятельности Конституционного суда, все политические силы тут же заявили, что они не поддерживают подобное решение. Тогда министр юстиции Валдис Биркавс и тогдашний премьер Андрис Шкеле были вынуждены заговорить по-другому: мол, нет-нет-нет, нас не так поняли, мы, наоборот, хотели расширить компетенцию суда. Но попытка была.

— Как вы думаете, на этот раз господину Грутупсу все сойдет с рук? Он по-прежнему останется серым кардиналом?

— Думаю, после этого скандала Грутупсу будет все труднее и труднее осуществлять свою прежнюю миссию. Допускаю, что отныне некоторые силы будут пытаться действовать более скрытно. Но все-таки, повторюсь, сейчас судебная система является более открытой. И если в решении суда написаны очевидные глупости с перекосом в одну сторону, это проще доказать, перепроверить.

— Вы допускаете, что будут пересматривать дела того времени?

— Знаете, трудно сказать. Прошло слишком много времени. Возможно, если будет доказано появление новых обстоятельств, которые способны существенно повлиять на исход дела, его могут вновь пересмотреть. Как я читал в прессе, Верховный суд готов этим заняться. Но поживем — увидим.

— У вас есть своя версия, кому было выгодно, чтобы именно сегодня обществу стала доступна информация об изнанке латвийского судопроизводства?

— Знаете, трудно сказать. Для меня лично остается открытым вопрос, кто заказал прослушку. Если государственные структуры, тогда это просто невероятное ЧП. Почему молчали раньше? Кто тормозил процесс? Если в деле замешаны некие частные структуры, например, чтобы потом иметь возможность шантажировать судей или того же Грутупса, то опять вопрос: почему распечатки разговоров предъявили сейчас? Или это связано с разборками с "вентспилсской группировкой", или противостоянием других экономических сил, или, может, просто попытки отвлечь внимание общественности от других важных процессов — для меня в этой истории пока слишком много вопросов.

Источник: http://www.novonews.lv/index.php?mode=news&id=23176

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha