Книгу Грутупса признали антисемитской



Молодой человек по фамилии Йорданс публично заявляет, что "жиды и цыгане - это нечеловеки", и считает "идеальным вариантом" этнические чистки, а прокурор не находит в его словах состава преступления. Известный адвокат Андрис Грутупс выпускает и раздает школьникам книгу, в которой суд над кровавым эсэсовским палачом Фридрихом Еккельном представляется как месть прокурора - полковника юстиции, еврея Николая Завьялова. Что происходит в Латвии? Спросить об этом газета Телеграф решила у главы Совета еврейских общин Латвии Аркадия Сухаренко.

Прокуратура не реагирует

- На днях руководитель Центра Визенталя Эфраим Зурофф заявил, упомянув, в том числе и Латвию, что "за попытками некоторых восточноевропейских и западноевропейских стран героизировать нацистских преступников стоят попытки пересмотреть историю, которая касается не только евреев". Как, по-вашему, скандальная книга адвоката Андриса Грутупса "Эшафот" и есть такая попытка?

- В еврейской общине Латвии книгу небезызвестного адвоката восприняли как попытку героизации нацизма и акт оголтелого антисемитизма. Само собой, сейчас мы делаем предметный анализ этой книги, и наш ответ обязательно последует. Это будет внятный, юридически строгий ответ: законодательство Латвии дает нам для этого все возможности.

То, что у Грутупса евреи виноваты во всем и всегда, для нас давно не новость. На сей раз читателя просвещают, что немцев уничтожали из-за статей Эренбурга, что процессами над нацистскими преступниками руководили прокуроры-евреи и что все члены отрядов рабочей гвардии Латвии тоже были евреями. Вот уж действительно достойное продолжение библиотеки антисемита, которая выходила в Латвии в 1941 году. Но на дворе XXI век, а Латвия теперь входит в состав Евросоюза... Мнение еврейской общины по таким "произведениям" заранее понятно. Здесь важно, чтобы на этот факт отреагировала и латышская интеллигенция.

- А интеллигенция отреагировала... На торжественной презентации книги Грутупса присутствовали весьма известные в обществе люди - политики, бизнесмены, юристы. И они не считали это зазорным...

- Да, под классическую музыку, под коктейли, в приятной светской атмосфере... Меня это очень настораживает.

- А власть должна реагировать?

- Да, конечно! В первую очередь прокуратура и МВД. Они должны видеть прямую связь между событиями. Сначала влиятельные люди публикуют подобные произведения, а в результате появляются йордансы, никому не известные молодые люди, которые могут заявить, что жидов и цыган надо уничтожать. А прокуратура говорит, что нет никаких проблем. Что касается высказываний Йорданса, то я уже выразил мнение еврейской общины: если этот вопрос не найдет своего разрешения в Латвии и начнется международное судопроизводство по нему, то мы будем поддерживать этот иск.

- А вам не кажется, что руководство еврейской общины должно реагировать на такие случаи жестче, активнее, громче?

- А мы и реагируем. Но, понимаете, просто заявить в газете, что руководство общины выступает против того-то и того-то, - такой подход, на мой взгляд, дает мало результатов. Нас больше интересует так организовать процесс, чтобы добиться результата. Чтобы эти люди реально понесли наказание за это и ответили за свои слова и действия - в первую очередь, в суде. И не важно, кого это касается - Йорданса, Грутупса или еще кого-то.

Что, кроме всего прочего, нам не нравится в деле Йорданса или книгах Грутупса? Эти люди говорят: знаете, ваша еврейская община как составная часть Латвии, как лояльные члены общества, которые вносят свой вклад в развитие страны и считают ее своей, - такие нам не нужны. Вот от этого мы испытываем, мягко говоря, дискомфорт.

- То есть, говоря откровенно, проявления антисемитизма становятся все явственнее?

- Конечно! И я думаю, что во многом благодаря действиям небезызвестного адвоката. Потому что если люди, обладающие определенной властью и влиянием, - а мы понимаем, что он ими обладает, - начинают излагать подобные идеи, народ видит, что все дозволено.

Мы против манипуляций

- В прессе прозвучала критика по поводу того, что руководство еврейской общины не отреагировало на факт переноса памятного камня в Бауске. Что община заняла соглашательскую позицию и блокируется с властями. Что вы думаете по этому поводу?

- У меня есть принципиальное отношение к переносу памятников воинам Второй мировой войны, погибшим за освобождение Европы от нацизма. Если это будет делаться в оскорбительной форме, то я, как любой нормальный человек, буду категорически против. Что же касается переноса бауского камня, то здесь, на мой взгляд, мы имеем очевидную политическую манипуляцию, а еврейская община не позволит никому использовать себя в политических целях - ни правым, ни левым.

В момент тех событий я был в отъезде, поэтому попросил своих друзей в общине разобраться, что же там было. Мне рассказали, что этот камень был установлен в 1981 или в 1982 году, причем вовсе не над чьими-то могилами, а в городском парке. И что не так давно в Бауску приезжал представитель российского посольства, и в думе у него спросили, можно ли этот камень перенести. Возражений не было, и памятник перенесли. Поэтому мне кажется, что весь этот шум - чистой воды политиканство. И еврейская община Латвии никогда не позволит втянуть себя в политические манипуляции.

- Но ветераны войны, наверное, думают иначе?

- Знаете, я руковожу организацией, которая включает в себя и ветеранов войны. Когда я возглавил общину, их было 650 человек, а сейчас осталось только 175. Я общаюсь с ними, и, поверьте, это думающие люди, они способны на трезвую, самостоятельную оценку событий.

Хочу сказать, что для меня тема войны не чужая. Дед прошел войну сержантом и погиб, освобождая Украину, под Белой Церковью; отец окончил войну на Сахалине, уже после капитуляции Японии в конце 1945-го.

Да, ветераны войны - это другое поколение, и на многое мы с ними по-разному смотрим. Но при этом я понимаю их чувства, боль. И 9 Мая и для них, и для меня - праздник. Был, есть и будет. Еврейская община всегда будет отмечать День Победы, приносить цветы к памятнику Освободителям и на братские кладбища. Это святое дело. Но это не имеет ничего общего с политическим пиаром.

- В скандале вокруг переноса бауского камня, несомненно, свою роль сыграли и таллинские события...

- Тут есть принципиальная разница - таллинский памятник был установлен над могилами погибших солдат... Это абсолютно разные ситуации.

Понимаете, наша принципиальная позиция такова: мы, латвийская еврейская община, все события, которые происходят в Латвии, воспринимаем с позиции, что это наша страна, мы ее граждане и хотим быть составной частью этой страны, причем не худшей частью, и своими делами приносить ей пользу. Но если в нашей стране происходит что-то, что нас тревожит, что с точки зрения нашего исторического опыта кажется опасным - мы будем говорить об этом и будем действовать.

Скажем, в той же Бауске схожая была ситуация с еврейским мемориалом. В этом городе есть место, где стояла синагога, которую сожгли в 1941 году вместе с людьми. И евреи - выходцы из Бауски, живущие в Израиле, захотели на этом месте построить мемориал. Мы, руководство еврейской общины, поехали в Баускую думу - договориться об этом. Там нам сказали, что этот земельный участок уже отдан в аренду... Мы долго работали над этим вопросом при поддержке МИДа Латвии и Канцелярии президента. Потом поняли, что вопрос не решается и нужно начинать юридическую процедуру. В результате непростых переговоров с Бауской думой, мы сегодня имеем на эту землю договор аренды сроком на 12 лет. В принципе, это унизительно - брать плату за участок, на котором будет стоять мемориал. Но это все равно серьезный результат. Ясно, что аренда будет продлеваться, когда мы установим памятник. Все это заняло 4 года, но мы не писали в газеты, не ходили на демонстрации - мы работали, добиваясь того, что считаем нужным сделать.

Совет еврейских общин очень серьезно относится к трагическим моментам истории и к сохранению памяти о них. История еврейской общины Латвии в ХХ веке была настолько трагической, что это научило нас очень бережно относиться к истории страны в целом. По нашему мнению, чтобы межобщинный диалог был конструктивным, следует понять историческую боль своих партнеров и принять их озабоченность. Только так мы сможем о чем-то договориться и двигаться вперед.

Сегодня практически на всех местах, где происходили крупные массовые расстрелы, уже установлены мемориалы - такие как в Румбуле, Бикерниеки, Шкеде... В Латвии ведь известно около 200 мест массовых расстрелов. Сегодня где-то мест 40 еще без памятных камней, но практически каждый месяц мы устанавливаем новый памятник.

Мы категорически против героизации фашизма, против попыток преуменьшить его злодеяния. Мы против того, чтобы Саласпилсский лагерь назывался исправительно-трудовым. Мы за то, чтобы мемориал там был обихожен, отремонтирован. Я никому не хочу ничего советовать, но, может, было бы правильно, если бы известные русские бизнесмены учредили специальный фонд, внесли в него пожертвования. Уверен, что к ним присоединили бы взносы и латыши, и евреи. И совместными усилиями мемориал в Саласпилсе был бы приведен в порядок.

Надо помнить, что Путин - сын солдата

- Недавно вы в составе делегации исполкома Европейского еврейского конгресса участвовали во встрече с президентом России Владимиром Путиным в Москве. Какое впечатление у вас от нее осталось?

- Для меня это была большая честь - быть принятым президентом России, пообщаться с мировым лидером такого уровня. Сама встреча была очень интересной и довольно продолжительной. С другой стороны, Путин в весьма жестком тоне отозвался о шествии легионеров 16 марта в Риге.

Для меня отношения между Латвией и Россией - не пустой звук. Мне хочется, чтобы они были добрососедскими, дружескими, прагматичными. Слушая Путина, я понимал: мы хоть и продвинулись в этом направлении, но не слишком далеко. Хотя, как мне кажется, в последнее время правительство Латвии многое сделало, чтобы эти отношения улучшились...

Важно, видимо, учитывать, что Путин - сын солдата Второй мировой войны. Для него отношение к этой войне - очень чувствительный вопрос. И я не думаю, что преемник Путина будет смотреть на это по-другому. Если мы хотим выстраивать прагматичные отношения с Россией, мы не должны это забывать.

- То есть обеспокоенность Путина попытками пересмотреть результаты Второй мировой войны, героизацией нацистов, шествиями легионеров в Латвии, положением неграждан не кажется вам вполне обоснованной?

- Давайте разделим эти вопросы. По поводу отношения к попыткам пересмотра итогов Второй мировой войны, в том числе моральных, я уже говорил - это недопустимо. Что касается героизации нацизма, то она действительно имеет место, и это очень плохо. Никакого восторга я не испытываю и по поводу шествий 16 марта. Но во время встречи в Кремле мне показалось, что господин Путин неполно информирован. Как я вижу ситуацию: правительство Латвии никак в этом мероприятии не участвует и всячески пытается дистанцироваться от него.

Что касается проблемы неграждан, то считаю, что необходимо им предоставить право голосовать на муниципальных выборах. Потому что люди, которые живут в этой стране, имеют право выбирать и через своих депутатов что-то требовать от хозяйствующих субъектов на территориях, на которых они проживают и куда платят налоги. К тому же эти люди не знали в советское время, что такое демократия, да и теперь у них нет права участвовать в демократических процедурах уже в течение 15 лет. Вырастает целое поколение, которое никогда никого не избирало и не понимает, что от него может что-то зависеть. Понимаете, это удивительно для всего мира.

Другой вопрос - гражданство. Убежден, что экзамен на гражданство - это определенный тест на лояльность. И мне кажется неправильным делать человека гражданином страны, если он не выразил своей воли к этому. Наверное, можно как-то облегчить экзаменационную процедуру для людей, допустим, старше 65 лет. Но, тем не менее, мне кажется, что сама процедура должна быть.

Источник: http://www.novonews.lv/index.php?mode=news&id=27244

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha